ГЛАВНАЯ ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

-  Есфирь -
 2 глава

ЕСФИРЬ главы:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

2:1--4   После этого, когда утих гнев царя Артаксеркса, он вспомнил об Астинь и о том, что она сделала и что было определено о ней.
2 И сказали отроки царя, служившие при нем: «Пусть бы поискали царю молодых красивых девиц,
3 и пусть бы назначил царь наблюдателей во все области своего царства, которые собрали бы всех молодых девиц, красивых видом, в престольный город Сузы, в дом жен под надзор Гегая, царского евнуха, стража жен, и пусть бы выдавали им притиранья и прочее, что нужно;
4 и девица, которая понравится глазам царя, пусть будет царицей вместо Астинь». И угодно было слово это в глазах царя, и он так и сделал.
 
Но  надо  было  держать  слово  царское,
  цари Персидские не  были  такими  «хозяевами»  своего  слова,   как   иногда   современные  «цари»:  захотел   - дал  слово, захотел - забрал  обратно.  И  над  законом  своим  -  они   не  возвышались, как  сейчас многие из власть  имеющих.  И  законы   свои  -  не только для других создавали, но и  сами   их  соблюдали.  Однако  царь  страдал  без  Астинь.

В  сердечных  делах  иногда  и  молодые   могут дельный  совет дать, чувства  царя -  молодым  более  понятны,  чем  старцам–мудрецам,  не  желающим  уже  более  ничего,  кроме   как  делиться  мудростью  своею.

Посоветовала  молодёжь царю - другую  «Астинь»  найти,  которая  бы  понравилась глазам  царя,   и  утешиться  ею,  уж  если  прежняя  такой  норовистой  и  глупой   оказалась.  Царю  понравилась  эта  мысль – собрать  всех  девиц  страны  и выбрать  из  них  для  себя – достойную замену  прежней  красавице- жене.

2:5-9   Был в Сузах, городе престольном, один иудеянин, имя его Мардохей, сын Иаира, сын Семея, сын Киса, из колена Вениаминова.
6 Он был переселен из Иерусалима вместе с пленниками, выведенными с Иехонией, царем иудейским, которых переселил Навуходоносор, царь вавилонский.
7 И был он воспитателем Гадассы, – она же Есфирь, – дочери дяди его, так как не было у нее ни отца, ни матери. Девица эта была красива станом и пригожа лицом. И по смерти отца ее и матери ее Мардохей взял ее к себе вместо дочери.
8 Когда объявлено было повеление царя и указ его, и когда собраны были многие девицы в престольный город Сузы под надзор Гегая, тогда взята была и Есфирь в царский дом под надзор Гегая, стража жен.

Так  в  женском  доме  царя  появилась   будущая  Есфирь-иудеянка  и  началось  её  восхождение.  Для  начала  она  понравилась глазам  сторожа  жён  царя,  думаем,  он  знал  вкус  царя  и  приметил  её для  него,  потому  и  перевёл  её  на  особое  положение  в  лучшей  части  дома    с    притираниями  для  наведения  красоты – в первую  очередь. 

Похоже,   не  скупился  царь  на  косметику  для  жён  своих:  каждая  из  них  получала  свою  порцию красот. Для  иудейской  девушки –пленницы  жизнь  круто  изменилась:  у  неё  появился  шанс  занять  сердце  царя-чужеземца.

2:9-11   И понравилась эта девица глазам его и приобрела у него благоволение, и он поспешил выдать ей притиранья и [все, назначенное на] часть ее, и приставить к ней семь девиц, достойных быть при ней, из дома царского, и переместил ее и девиц ее в лучшее отделение женского дома.
10 Не сказывала Есфирь ни о народе своем, ни о родстве своем, потому что Мардохей дал ей приказание, чтобы она не сказывала.
11 И всякий день Мардохей приходил ко двору женского дома, чтобы справляться о здоровье Есфири и о том, что делается с ней.
  
Будущая  Есфирь  была  послушной  девушкой  в  отличие  от  Астинь,  а  дядя  -  был  хорошим  дядей,  ежедневно  справлялся  о  её  самочувствии  в  доме царя.  Знать  о  том,  что они  пленники-иудеи – никому  вовсе  и  не  надо  было,  иначе  вся  затея понравиться  царю – могла  бы  с  треском   провалиться.

2:12,13   Когда наступало время каждой девице входить к царю Артаксерксу, после того, как в течение двенадцати месяцев выполнено было над ней все, определенное женщинам, – ибо столько времени продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими, –
13 тогда девица входила к царю. Чего бы она ни потребовала, ей давали всё для выхода из женского дома в дом царя.
 
Целых  12  месяцев полагалось  девушке  готовиться  к  показательным  выступлениям  пред  царём – за  такое  время  любую,  наверное, можно  сделать  красавицей  при  помощи  всяких  снадобий.  Ну  и  до  истерики,  конечно,  довести  можно:  каково  это  - девушке-красавице   целый  год   очереди    к  царю  дожидаться  и  решения  о  том,  принята  ли  она  в  царицы  или  нет -  ожидать!   Да  и  представить  себе  трудно  размеры  такого  гарема,  в  котором  каждая  жена  – только  раз  в  год  к  мужу  попадёт.  А  в  остальное  время – красоте  её  -  увядать  невостребованной.  Нелёгкая  это  доля – в  гареме  персидского  царя  прозябать.

2:14  Вечером она входила и утром возвращалась в другой дом женский под надзор Шаазгаза, царского евнуха, стража наложниц; и уже не входила к царю, разве только царь пожелал бы ее, и она призывалась бы по имени. 
О,  нет,  доля  их  -  ещё  тяжелей  была,  чем  в  очереди  к  царю  на  посещение  дожидаться:  каждая из  девиц  могла  оказаться  всего  лишь  разовой  женой.  Совсем  не  обязательно,  что  царь  во  второй  раз  девицу  из  гарема  увидеть  захочет. Ну  и  нравы  были  у  персов,  бедные  девушки.

2:15-17  Когда настало время Есфири, дочери Аминадава, дяди Мардохея, который взял ее к себе вместо дочери, идти к царю, тогда она не просила ничего, кроме того, о чем сказал ей Гегай, евнух царский, страж жен. И приобрела Есфирь расположение [к себе] в глазах всех, видевших ее.
16 И взята была Есфирь к царю Артаксерксу, в царский дом его, в десятом месяце, то есть в месяце тебеф, в седьмой год его царствования.
17 И полюбил царь Есфирь более всех жен, и она приобрела его благоволение и благорасположение более всех девиц; и он возложил царский венец на голову ее, и сделал ее царицей вместо Астинь.

Н
астало  время  Есфирь.  И  ей  повезло – приглянулась  она  царю  более  всех  и  была   объявлена  царицей  вместо  Астинь. 

Можно  себе  представить   муки  благонравного   Мардохея-иудея:   каково  это   было  ему   девушку    к   царю  отпускать  без  замужества Да  и  гарем  языческий  для  иудеянки  -  место  жительства  неподходящее.  Но  у  пленников  выбор  невелик.  

2:18-20    И сделал царь большой пир для всех князей своих и для служащих при нем – пир ради Есфири, и сделал льготу областям и раздал дары с царственною щедростью.
19 И когда во второй раз собраны были девицы и Мардохей сидел у ворот царских,
20 Есфирь все еще не сказывала о родстве своем и о народе своем, как приказал ей Мардохей; а слово Мардохея Есфирь выполняла [и теперь] так же, как тогда, когда была у него на воспитании.
 
И снова  пиршествует  царь,  веселье  вернулось  в  дом  его,  плохой  осадок  от  Астинь  - растворился  в  красавице  Есфири  без  следа.  Но  и  после  избрания царицей  -   Есфирь  молчит  о  происхождении  своём  ради  Мардохея,  дяди  своего,  приказавшего   ей  об  этом  молчать.  Не  всегда  и  не  везде  надо непременно  трубить  перед собой о том, что ты  - служитель  Иеговы Бога,  но   не потому,   что  стесняешься  или  боишься  в  этом  признаться, а потому,   что  иногда  бывает  НЕ ВРЕМЯ  для  этого.

Всё,     девушка   была   достойно   пристроена,  Мардохей  мог  и  отдохнуть вполне  от ответственности  её  воспитателя.  Но  девушка  по-прежнему  во  всём  слушалась  его,   титул  царицы  -  ничуть  не  вскружил  её  голову,   редкое  качество – такое  послушание.

2:21-23   В это время, как Мардохей сидел у ворот царских, два царских евнуха, Гавафа и Фарра, оберегавшие порог, озлобились за то, что предпочтен был Мардохей, и замышляли наложить руку на царя Артаксеркса.
22 Узнав о том, Мардохей сообщил царице Есфири, а Есфирь сказала царю от имени Мардохея.
23 Дело было исследовано и найдено [верным], и их обоих повесили на дереве. И было вписано о благодеянии Мардохея в книгу дневных записей у царя.
  
Не мог  Мардохей  остаться равнодушным и  в стороне, когда замышлялось зло ближними  царя. К  тому же,  эта  опасность,   угрожающая царю, теперь касалась  и  его воспитанницы:  негоже быть молодой вдовой из-за двух обозленных евнухов.  Да   и царю погибнуть  так  бесславно  -  негоже.  Так  или  не  так     рассудил   Мардохей,  а     в  «царство мёртвых»  отправились сами злоумышленники:   рыли  яму  царю,  а  угодили  в  неё  сами.  Есть  и  такая  суета  под  солнцем.

А  царица  Есфирь -  не  от своего имени  царю  о  покушении  доложила  и  не себе  заслугу раскрытия   преступления   приписала,    не  умолчала  незаметно    о  Мардохее,  а  от   его  имени - царю  о   злодействе    говорила.   Достойная  хвалы    была  воспитанница  у  Мардохея. 

Царь  же  Персидский  аккуратен  был  в  ведении  дел  своих:  записывал  все  важные  события   в  дневник.  Записал  и  поступок  Мардохея,  разоблачившего  покушение  на  царя. 

В  общем,  жизнь  пленников  обещала  быть  не  такой  уж  и  тяжёлой.

ЕСФИРЬ главы:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10




ПИШИТЕ НАМ:                        Jwanswers@mail.ru