ГЛАВНАЯ НОВЫЙ ЗАВЕТ

- Евангелие от Матфея -
26 глава

МАТФЕЯ главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Использованы фрагменты комментариев Баркли.

Матфея 26:1-25 глава Преддверие ареста

26:1,2 Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим:
2 вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.

Закончив притчи о будущем своём втором пришествии, Иисус вернулся в реалии своего настоящего времени и предупредил учеников о надвигающемся неизбежном и самым главным событии в его земной жизни: о предстоящем распятии.
Иисус знал, что распят он будет именно на праздник Пасхи - не раньше, не позже, до которой оставалось всего два дня. Он оказался для всех жителей Земли тем пасхальным агнцем, который был заклан для возможности выхода из рабства греха и смерти каждого, кто пожелает вступить с Иеговой в Новозаветное Соглашение и стать частью Его народа -1 Кор. 5:7, 2 Кор. 5:15, 1 Иоан 2:2

26: 3,4 Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы,
4 и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить;
За два дня до Пасхи начальствующие в народе Бога решили составить заговор против Иисуса Христа. Забавная ситуация: теократическая верхушка народа Божьего решает вопросы весьма не теократически и не по принципам Божьим. Очень колоритно заметно, что из себя представляли «погибшие» главы правительства Божьего и руководители народа Иеговы в историческом периоде первого пришествия Христа. Вполне понятно, почему Иисус говорил такие слова: я послан к погибшим овцам дома Израилева (Матф.15:24)

Каиафа- первосвященник в период с 18 по 36 г. н. э, что являлось необыкновенно долгим сроком пребывания в этой должности. Это означает, что у него были близкие связи как с Римом, так и с династией Иродов. Он был зятем своего предшественника Анны (Ин 18:13). Он управлял храмом и, без сомнения, имел личную выгоду от безнравственной торговли в храме. Видимо, его неприязнь к Иисусу была очень сильной и носила сугубо личный характер: каждый раз, когда Каиафа упоминается в Писании, он ищет смерти Иисуса.

26:5 но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе.
Их духовная гибель достигла высшей степени религиозного цинизма: они беспокоились о том, чтобы убийство Христа не выпало на такой великий религиозный праздник, но не потому, что празднование Иегове было для них свято, а потому, что для религиозного народа убийство Христа в праздник вызовет справедливое возмущение их беззаконием.

Правлению таких руководителей в народе Бога и в самом деле пора было положить конец.

26:6,7 Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного,
7 приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.

Иоанн (12:1) говорит об участии Иисуса на этом ужине за шесть дней до Пасхи. То есть, Матфей, как и Марк, сначала описал заговор против Христа за 2 дня до Пасхи, а затем - сообщил об ужине за 6 дней до Пасхи, - не соблюдая хронологию очерёдности событий, ибо не ставил пред собою такую цель (несоблюдение хронологии и разная очерёдность одних и тех же событий наблюдается и у остальных евангелистов-синоптиков, Мар.14:1,3).

Случай помазания Иисуса Христа в доме Симона прокажённого, в котором женщина, помазавшая его очень дорогим миро, продемонстрировала одно из самых ценных проявлений любви: абсолютное отсутствие расчётливости и расточительность.
Этот случай с помазанием ног/головы Иисуса Христа отличается в деталях от описанного другими евангелистами - во времени, по месту происходящего и упоминанию имен участников событий (Мрк.14:3; Лк.7:36-38; Ин.12:3). Вопрос, одна и та же это была женщина или нет - однозначно установить затруднительно: евангелисты-синоптики не ставили целью описать точную хронологию событий и описывали сами события с разных ракурсов, обращая внимание на разные детали.

Поэтому в данном примере, рассматривая все 4 Евангелия, важно увидеть сам факт любви ко Христу и готовности женщины идти на большие личные жертвы ради Христа, а также - факт, что Иисус высоко ценил такую веру и готовность верующих идти на жертвы.
Из любви ко Христу женщина совершила поступок, необычный для иудейской системы вещей: она не побоялась появиться в публичном месте с распущенными волосами, в кругу посторонних ей мужчин, сделав для Христа то, что побудили её сделать вера и любящее сердце - независимо от того, что могут подумать о ней другие (омыть дорогими духами ноги чужому мужчине в публичном месте и отереть их своими волосами - для иудейской женщины или девушки было явлением необычайным и нескромным).

26:8,9 Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?
9 Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим.
Реакция учеников - по меньшей мере странная: по идее никакого дела до того, как женщина расходует свои личные ценности - у них не должно было быть. Она не в их карман влезла, а в собственный, поэтому негодовать по поводу её поступка они не должны были.
В мире людей такие странности часто встречаются: люди склонны наблюдать за действиями ближних своих и обсуждать их с точки зрения своих личных мироощущений, что в корне противоречит христианскому пути, в котором каждый даст отчёт за себя сам, а Бог примет его с учётом индивидуальных особенностей каждого.
Но негодование учеников, а конкретнее - Иуды Искариота (Ин.12:4-6) было вызвано не тем, что женщина так легко рассталась со своим собственным богатством. А тем, что будь оно в денежном ящике у Иуды - он
не стал бы расходовать такое богатство так безрассудно и расточительно, нашёл бы применение получше. Иуда оценил её действия как верх неблагоразумия, подойдя к оценке со своими личными корыстными человеческими мерками.
 
26:10-12 Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня:
11 ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; 12 возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению;

Иисус, отвечая на вопрос, преподал ученикам неожиданный урок, когда из множества добрых дел каждый человек имеет право выбрать - какое именно доброе дело сделает он сам - на своё личное усмотрение. И никто не должен думать, что доброе дело в его понимании - гораздо добрее доброго дела в понимании кого-то.
Да, верно, покормить нищих - доброе дело, ибо Бог заповедал заботиться о них. Но это доброе дело ученики будут иметь возможность делать всегда и в любое время, ибо род нищих не переведётся в веке этом.

Подготовить же Христа к погребению, не подсчитывая убытков - дело ничуть не хуже кормления нищих, тем более, что шанс ТАК почтить сына Божьего - вообще один раз в жизни выпал. Хотя, понятно, что женщина, омывая его благовониями, не думала, что готовит Христа к погребению, но делала это из огромного желания сделать Христу хоть что-то приятное по своему разумению - из любви к нему.

26:13 истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала.
Именно её желание угодить Христу тем, чем она имела возможность ему угодить - и есть усердие, которое принимается по тому, кто что имеет. Такое усердие в желании угодить Христу - доброе дело, и рассказ о нём стал частью Евангелия, как и предсказал Христос.

26:14,15 Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам
15 и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников;

О том, как сами иудеи оценят заботу Бога об их спасении и Его желание спасти через Христа погибших овец дома Израилева - предсказал пророк Захария (11:12)

Интересно прореагировал на эту историю воровитый Иуда Искариот: случившееся сильно раздражило его и побудило отомстить Христу, из-за которого мимо него проплыл такой солидный куш. Но нет, деньги выброшены на ветер. Именно после этого расточительства Иуда решил продать Христа.

Причём, как подсчитал Баркли, Иуда продал Иисуса за 120 динариев (30 серебренников), то есть, за сумму в два с лишним раза меньше стоимости алавастрового сосуда с благовониями.
Выходит, не сами по себе деньги интересовали Иуду в момент, когда он решился на предательство, иначе он не согласился бы на такую смешную цену. А желание отомстить Христу.

О причине желания Иуды продать Христа ищущим смерти его - можно только выдвигать гипотезы, например - неадекватная эмоциональная реакция в ответ на одобрение Христом такой расточительности: алчный Иуда любил деньги и не мог вынести, что Христос разрешил потратить на себя столько денег без всякой видимой пользы. Причины могут быть, конечно, и другие, но, думаем, это не столь важно по сравнению с его принятием решения избавиться от Христа: по какой-то причине Христос его настолько раздражил своим одобрением такой безрассудной расточительности в отношении его самого, что Иуда решил проучить Христа.

26:16 и с того времени он искал удобного случая предать Его. Договорившись с первосвященством, Иуда устроил охоту на «зверя»: не столько желание получить деньги за Христа, сколько желание избавиться от него скорее - поглотило всю его сущность и превратила в охотника за жизнью Христа, причём сделать это нужно было срочно, на всё оставшееся служение у него было всего 1,5 дня, чтобы успеть его закончить до праздника Пасхи.

26:17 В первый же день опресночный… то есть, в день наступления 14 нисана (это происходило в четверг в дневное время: вечером этого дня
после захода солнца должно было наступить 14 нисана)
В сообщениях Евангелий встречаются некоторые расхождения в указании дня пасхального ужина Иисуса и распятия Христа. Статья о расхождениях показывает все различия в сообщениях евангелистов о Пасхе и разъясняет, почему это могло произойти.

…приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?
Ученики решили заблаговременно подготовиться к празднованию пасхи и определиться, где же отметить это событие. Приготовить пасху для Христа означало идти в храм к священнослужителям, уполномоченным закалать пасхального ягнёнка, дождаться, пока его над ним совершат процедуру заклания, пока испекут там и - принести трапезу в дом, где планируется проведение пасхального ужина.
Поскольку пасхальный ужин намечался на 14 начало нисана (на вечер четверга) - пасхального агнца следовало бы успеть приготовить в четверг после полудня (когда ещё было 13 нисана), что противоречило бы установлениям Моисеева закона о приготовлении Пасхи во второй вечер 14 нисана (перед наступлением 15 нисана).
Статья объясняет, что по причине множества жертвоприношений в Иудее могли быть даны дополнительные распоряжения о приготовлении пасхальных агнцев днём раньше, то есть, 13 нисана.

26:18 Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими.
Место для проведения последнего ужина в жизни Христа, оказывается, уже было обозначено свыше и тот, к кому следовало бы пойти - был в ожидании принятия Учителя с учениками. Всё, что требовалось от учеников - это всего лишь пойти в обозначенное место и предупредить хозяина о том, что ожидаемое время настало.

Как видим, Бог руководит событиями на земле по мере того, как подходит время исполниться Его намерениям.
время Мое близко. Иисус снова подчеркивает, что все ужасные события, которые вскоре свершатся, будут развиваться всецело по Божьей воле.

26:19 Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.
Как упомянули в тексте 17 - судя по тому, что ученики приготовили пасху до наступления первого вечера 14 нисана (у иудеев день исчислялся сутками, начиная с вечера до вечера) - в храме в это время (то есть, до наступления 14 нисана) уже проводились священнические работы по закаланию пасхальных агнцев, иначе ученикам не удалось бы принести пасхального агнца на ужин Христу при наступлении 14 нисана (после захода солнца).

Надо сказать и о том, что по предписанию Моисеева закона пасхальный ужин в Иудее должен был бы проходить во второй вечер 14 нисана, то есть в переходе с 14 на 15 нисана (Лев. 23:5,6), а не при переходе с 13 на 14 (как в случае с Христом и учениками. Именно к этому законодательному ужину готовилось верховное руководство народа Бога, когда утром 14 нисана (после того, как Иисус Христос поужинал с учениками) -когда отказалось входить в преторию языческого правителя Иудеи ради того, чтобы после того, как они покончат с Христом - им было возможно есть пасху (Ин.18:28).

26:20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
Итак, пасхальный агнец принесён для ужина, 14 нисана первый вечер - Иисус ужинает с учениками своими последний раз. Если показать схематично день 14 нисана, располагающийся между вечером 13 и 15 нисана, то очерёдность событий выглядит так (подробнее - см.
статью)

26:21,22 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

Ситуация весьма щекотливая: во время ужина Иисус объявил всем, что среди его учеников – находится предатель. Огорчение учеников (кроме Иуды) можно себе представить, они понимают, что если Иисус так говорит, то кому-то из них предстоит предать Христа и никто из них не желает оказаться предателем сына Божьего, потому и спросили они у Христа «не я ли, Господи?» Сознательно по крайней мере никто из них (кроме Иуды) не собирался его предавать, но переживали о том, чтобы не стать предателем нечаянно.

Интересно ведёт себя Иисус в этой ситуации: он разделяет праздничный ужин с предателем и совсем не суетится по поводу того, чтобы прогнать нечестивца из чистой среды хотя и крошечного, но Божьего собрания.

Ведь если сказано, что не устоИт нечестивый в собрании праведников - Псал. 1:5, значит, не устоИт, рано или поздно интерес к нему потеряет или как-то иначе себя проявит. К тому же Иисус знает, что должно сбыться пророчество, в котором сказано:
да сбудется Писание: ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою.
 ( Иоан 13:18) .
И не препятствует тому, чтобы оно сбылось, как не препятствовал и всему остальному, чему надлежало сбыться.
 
И ещё момент: мы часто не знаем о возможном развитии той или иной ситуации, как не знали многого ученики Христа, ужиная с ним в тот раз. Узнав о предстоящем - они весьма опечалились, на тот момент это казалось им огромным горем, но, как показывает дальнейшее развитие событий - так было надо. Просто это ВСЁ надо было пережить, как бы плохо и горько не было в тот момент.
Урок для нас: то, что в настоящее время кажется нам иногда печалью и причиняет огорчение - на самом деле не всегда плохо с точки зрения Бога. Может оказаться в дальнейшем, что просто ТАК НАДО, чтобы это происходило с нами:
Кто мудр, чтобы разуметь это? кто разумен, чтобы познать это? Ибо правы пути Господни, и праведники ходят по ним, а беззаконные падут на них. (Ос.14:10)

26:23,24 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
Иисус уточнил, чтобы ученики не терялись в догадках: предатель тот, кто вместе с Христом сейчас опустит руку свою в блюдо с соусом из горьких трав (таким бы пасхальный ужин). Этот же момент указания на предателя Иоанн описывает в 13:21-27, после чего Иуда вскоре покинет Христа и пойдёт его предавать священникам.
Однако не стоит ученикам переживать по этому поводу чрезмерно: так и должно быть со Христом, чтобы его предали, ибо такой путь его - предсказан пророками:
24 впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться

Однако, предсказание - предсказанием, а тому, кто окажется предателем согласно предсказания - не поздоровится от предательства, ибо никто не избежит горя ответственности пред Богом за свои личные действия.
И горе это в том, ЧТО будет испытывать предатель его ещё при жизни своей: такой ужас, что уход в небытие - счастьем покажется, что лишь смерть поможет от этого ужаса избавиться. (см. далее, в разборе Мтф. 26:50 - сущности горя Иуды)

26:25 При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви? [Иисус] говорит ему: ты сказал.
Примерно в этот момент входит в Иуду сатана (Ин.13:27).
Иуда произнёс: «Не я ли, Господи?». Значит, до этого он молчал. Зачем он спросил Христа об этом, если точно знал, что это он предаёт Христа? Он словно бросал вызов Христу, блефуя: «можешь открыть меня, если знаешь, я не боюсь и я тебе всё равно отомщу». После того, как Иисус указал на предателя куском хлеба - Иуда покинул общество учеников Христа (Ин.13:27,30), и ужин продолжился.
Желание отомстить настолько завладело Иудой, что он потерял рассудок, ожесточил сердце своё и был всецело поглощён только этим желанием. (примерно также механизм ожесточения сработал и на египетском фараоне: желание вернуть иудеев в рабство всецело поглотило его и ослепило, поэтому он лишился здравомыслия).

Но что делает Иисус в этой ситуации, имея возможность разоблачить и уничтожить Искариота? Он даёт Иуде Искариоту шанс самому увидеть, куда он катится: «ты сказал», то есть, не я тебя уничтожу, ты сам пожнёшь плоды своего предательства.
По Иоанну примерно в этот момент после короткого разговора с Христом Иуда уходит (Ин.13:26,27; 30-32)

Баркли интересно проанализировал эту ситуацию:

Одно из величайших тайн жизни - уважение, которое Бог отдает свободной воле человека. Бог не принуждает, Бог призывает.
Когда Иисус хочет отвратить человека от греха, Он делает две вещи.
1) Он ставит человека лицом к лицу с его грехом. Он пытается остановить его и заставить его подумать, что он собирается делать. … посмотреть и осознать, чтобы почувствовать весь ужас (греха) и обрести свой здравый ум.
2) Иисус предлагает человеку посмотреть на Него, как бы говоря: "Посмотри на Меня. Можешь ли ты посмотреть Мне в глаза, а потом пойти и делать то, что ты задумал?" Иисус добивается, чтобы человек осознал ужас задуманного и понял Его любовь, которая хочет преградить путь зла.
Но даже после того, как Иуда еще раз увидел свой грех и взглянул в лицо Иисуса Христа, он не повернул назад.

Матфея 26:26-46 глава продолжение Пасхальной Вечери и муки Гефсимании
Использованы фрагменты комментариев Баркли и Женевской Библии.

26:26-28 И когда они ели,
После ухода Искариота, ужин близился к завершению и наступил кульминационный момент краткого объявления о предстоящем пролитии крови Христа, связанном с последующим заключением Нового Завета с Богом:
26 Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,
28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.

Однако и из краткого сообщения о значении символов крови и плоти Христа современные любители разрабатывать традиции "старцев" – изобрели целую процедуру седдеров и посчитали количество чаш, которые якобы надо церемониально принимать и сегодня. А если не принимаем это количество чаш и не соблюдаем церемонию последовательности с многозначительной размеренностью священнодейства - нет нам в том никакой пользы.

Можно только удивляться такой плодовитости воображения: в Писании вообще ничего не сказано о том, КАК употреблять вино и опреснок на Пасху, однако многие христиане «обогатили» Писание своими преданиями и изобрели множество видимых процедур для этого события.
Но что читаем в Писании об этом? ОЧЕНЬ МАЛО: косяки дверей ведь не мазали больше с тех пор, как Израиль вышел из Египта, а красное вино стояло на столе у Иисуса во время пасхального ужина. И лишь на основании слов Христа о прообразе красного вина - на его кровь «Агнца» – мы можем при большом напряжении догадываться, что и после смазывания косяков в Египте - скорее всего, красное вино употребляли как символ крови агнца на протяжении многих веков до Христа.

Далее: здесь вообще не сказано, какая по счёту чаша выпивалась Христом, и - пили ли из неё «одной» - все в буквальном смысле, или всё же все пили вино из своих чаш, и лишь источник вина (кувшин) был один и тот же.
Не сказано также, какая по счёту пресная лепёшка съедалась, когда он заповедал принимать от символов его праведной плоти. Просто написано: когда они ели (продолжали ужин после указания на предателя), тогда в какой-то из моментов завершения ужина– Иисус и дал заповедь Божью о предстоящем Новом Завете Бога с людьми. И всё.

У Иоанна предстоящее заключение Нового Завета обозначено словами "заповедь новую даю": это было сказано после ухода Искариота. (Ин.13:34)

Пытаясь высмотреть в Вечере священную ПРОЦЕДУРУ, многие поэтому потеряли СУТЬ этого ужина о символах красного вина (а не о номерах чаш вина) и пресного хлеба, и умудрились изобрести некий другой христианский ужин, забыв о том, что ужин-то был обычный пасхальный по-иудейски.

Просто в завершении ужина Иисус подчеркнул, что он - тот самый агнец и есть, в честь которого почти 2000 лет ежегодно ужинали иудеи, освобождённые из Египетского рабства. Но, начиная с ЭТОГО пасхального ужина - его значение изменится: ранее ужинали, чтобы не забыть, что какая-то настоящая ПАСХА - ещё в будущем. А теперь ужинали в честь того, что эту самую настоящую ПАСХУ – дождались, наконец. И что эта истинная Пасха освобождает людей всей земли от рабства греха и смерти, предоставляя возможность всем им приблизиться к Богу, было бы желание. Вот она – простота Писания о Новом Завете с Отцом Христа -1Кор.5:7.

Интересен на наш взгляд также комментарий Женевской Библии к этому тексту:
Эти неоднозначные слова, вызывающие столько споров, обычно приводят, чтобы подкрепить учение католиков о буквальном тождестве Тела и Крови хлебу и вину. Однако, как это понял Жан Кальвин и другие реформаторы, Христос явно имел в виду, что хлеб представляет Его Тело, ибо сказал эти слова, когда телесно был там, с учениками (буквальная идентификация Его тела с хлебом не могла бы прийти на ум ученикам). Тем не менее, хлеб и вино - не отвлеченные символы, они, посредством Духа Святого, зримо представляют Того, о Ком говорится в Евангелии (1 Кор. 10,16).

26:29 Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое [вино] в Царстве Отца Моего
Означает ли это, что Иисус перед уходом на небеса запланировал для себя безалкогольный образ жизни, а для своих учеников шумное застолье с вином - на небесах? Нет.
Иисус, зная, что видится в этом веке за столом с учениками своими последний раз - всего лишь предупредил о том, что больше в этом веке вместе им за праздничным столом не сидеть и не веселить сердце своё вином. После этого прощального застолья Иисус встретит своих учеников в новом миропорядке Бога с другим (новым) «вином», с другой радостью, веселящей сердце. А пока что это пасхальное «вино» прольётся кровью Христа за то, чтобы человечество получило шанс жить вечно.

Удивительна всё же вера Христа в будущее Царство Бога: ему идти на Голгофу и держать удар пути поражения, а он считает его путём победителя к славе Царства Божьего. И этим только и держится.

Как помним, эра действия Н.З. началась в Пятидесятницы 33г. н.э.: подобно тому, как в древности сначала была пролита кровь Пасхи, а примерно через 50 дней - вступил в силу В.З. (см. Исх.19:1), так и Н.З. вступил в силу через 50 дней после пролития крови новой Пасхи (жертвы Христа): в Пятидесятницу 33 года.
Подобно тому, как огонь Синая свидетельствовал всему народу Иеговы древности о начале эры действия В.З, так и огненные языки на учениках Христа в Пятидесятницу - свидетельствовали им о начале эры действия Н.З. (Евр.12:18: Деян.2:1-3).

26:30-32 И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
31 Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада; 32 по воскресении же Моем предварю вас в Галилее.

После завершения ужина принятием от символов плоти и крови новой Пасхи - ученики воспели песню. В час тяжёлый песня согревает душу, а час для Христа был тяжёлый.
Иисус уже открытым текстом предупреждает апостолов о своей предстоящей гибели, о своём воскресении и о принципе зависимости овец даже в маленьком собрании соверующих – от пастыря: если ведущий поражён, овцы и сами разбегаются.
Вот почему в ведении любого боя всегда стараются поразить командира армии, чтобы внести смуту в ряды бойцов и рассеять их, ибо сила армии - в сплочённости и руководстве.
То же самое происходит и в духовной войне: если нет духовных пастырей в собраниях, то овцы разбредаются беспорядочно и организовать их жизнедеятельность на благо дела Господа не представляется возможным.

Удивительно ведёт себя Иисус и здесь: он знает, что апостолы на время отрекутся от него, однако продолжает их любить, ибо снисходителен к немощам грешной плоти и знает, что до тех пор, пока не укреплён дух, немощь плоти сильнее.

26:33,34 Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.
34 Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

Однако как реагируют ученики Христа на это прямое предупреждение об их таком падении пред Иисусом?
Ученики с Петром возмутились, они не поверили словам Христа, искренне считая, что такого не может быть, чтобы они отреклись от Христа (35) Почему? Потому что воспринимали процедуру отречения от Христа буквально: они все дружно были морально настроены не отрекаться от Христа в случае, если, допустим, потребуют у них официального отречения от него.
Но они не знали тогда, что для отречения совсем необязательно участвовать в официальной процедуре отречения и произносить слова типа: «я отрекаюсь от Христа». (Это, кстати, не самое трудное даже под страхом смерти – отстаивать массово свои убеждения в явном противостоянии)

И не знали они тогда, что само по себе отречение от Христа может приобретать разные завуалированные и неожиданные формы: кто-то откровенно предаст, кто-то станет поступать неправедно наедине с самим собой, кто-то даже не заметит, как отречётся от него из-за страха потерять свою жизнь, а кто-то просто не поможет ни в чём меньшим братьям Христа.
Однако в отношении учеников ко Христу совершенно ясно одно: никто из них искренне не планировал отрекаться от учителя, кроме Иуды Искариота.

Особенно возмутило это предсказание Петра: он настаивал на том, что в жизни не отречётся от Христа сам, даже если все остальные отрекутся. Хотел ли Пётр унизить других апостолов, говоря так? Нет. Он просто желал показать Христу, что считает себя очень надёжным соратником ему во всём.

И как ирония к его преданности прозвучало предостережение Христа о троекратном его отречении: Христос показал Петру формулу падения безапелляционной самоуверенности: кто думает, что стоит – берегись, чтобы не упасть -1 Кор.10:12

26:35 Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя. Подобное говорили и все ученики. Пётр не смирился с таким пророчеством снова и ещё более убеждал Христа в своей верности ему до смерти. Он искренне верил в то, что говорил и был на тот момент на самом деле готов умереть за Христа. Пётр не понимал, ЧТО может помешать исполнить это его искреннее желание умереть за Христа.
Но изменились обстоятельства, и вместе с ними – изменилось и поведение Петра: страх умереть оказался сильнее страха потерять Христа.
Желание добра есть у каждого служителя Бога, но чтобы делать оное - того Павел, например, не находил: умом мы часто понимаем, КАК поступать правильно. Но бывает, что поступаем неправильно и вопреки голосу здравого ума. Почему? О, кто избавит нас от сего тела смерти, препятствующему поступать правильно!

26:36 Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.
Немного о месте Гефсимания, в которое пошёл Христос.
Баркли: В самом Иерусалиме не было никаких больших садов, потому что в расположенном на вершине горы - городе не было достаточно свободного места; каждый квадратный метр был нужен для строительства жилья. И вот поэтому состоятельные граждане имели свои частные сады на склонах Масличной горы. Слово Гефсимания, по-видимому, значит пресс для оливкового масла или бочка для оливкового масла или для маслин, и Иисус, несомненно, получил возможность входить в сад оливковых деревьев.
Приятно думать о безымянных друзьях, сплотившихся вокруг Иисуса в Его последние дни. Кто-то дал Ему осла, на котором Он - въехал в Иерусалим; кто-то предоставил Ему верхнюю комнату, в которой состоялась Тайная Вечеря, а вот теперь кто-то позволил Ему воспользоваться садом на Масличной горе. В пустыне ненависти все же были и оазисы любви.

26:37 И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать.
Даже Иисус, сильный духом, верою и мужественный человек - нуждался в поддержке своих друзей в ТАКУЮ ответственную минуту перед тем, как предстояло остаться один на один с Богом и обвинениями в богохульстве. И хотя, понятно, что они ничем не могли бы помочь ему - само по себе их присутствие ободряло Христа, ибо ради них он готовился к смертному исходу.
Интересно, что, желая молиться Отцу своему, он из всех своих учеников снова выбрал Петра, Иакова и Иоанна - тех же, кто был с ним на горе в сцене «преображения» -Матф. 17:1. Остальные ни словом не упрекнули Христа в том, что он уединяется с «любимчиками»: так было нужно Христу и он сам знал, зачем ему понадобились три его апостола. Вопрос доверия друг другу в собрании христиан - залог сплочённости.

26:38 Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.
Зачем понадобились ему эти трое? Он переживал огромное эмоциональное напряжение в борьбе с тем, чтобы ему исполнить волю Отца своего и пойти на смерть богохульника.

Иисус, будучи совершенным человеком – не был при этом бездушным роботом, всеми человеческими чувствами и ощущениями во всей полноте совершенства эмоций Иисус Христос был наделён, поэтому душевные страдания и муки от ожидания предстоящего - обуревали его в ту ночь.
И желание иметь рядом своих близких друзей в такие минуты - самое естественное человеческое.
Он желал, чтобы с ним бодрствовал хоть кто-нибудь: Пётр настойчиво заверял в своей преданности до смерти, Иоанн – очень любил Христа, Иаков вместе с Иоанном желал занять место по правую сторону Христа, то есть, считал себя очень близким Христу. Кто как не самые близкие преданные и любящие могли бы бодрствовать с ним и поддерживать его морально в такую минуту?

26:39 И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты.
В присутствии этих троих Иисус пожелал молиться, отойдя поодаль и в изнеможении пав на лицо своё, надеясь на то, что братья - и телом и духом с ним.
Предстояло выполнить наитруднейшее задание Отца. Одна только эта фраза - чего стоит: Отче мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия... впрочем не как Я хочу, но как Ты.
Надеемся, никто не думает после этого, что ему проще простого было идти на смерть ради человечества и ради того, чтобы угодить Отцу своему. Поход на смерть для Христа не был триумфальным шествием счастливого и довольного всем победителя мира: он, похоже, и сам не ожидал, насколько тяжело ему будет уходить из жизни богохульником, и это при том, что он пришёл прославить Отца своего. Однако силой духа и крепостью веры своей в то, что он поступает правильно – Иисус смог заставить себя сказать самому себе прежде всего: «НЕ КАК Я ХОЧУ, но как ТЫ»

Как видим, каждый человек, в том числе и Иисус Христос, сам должен принимать решения поступать правильно, свыше не станут принимать таких решений вместо человека. Бог помогает лишь исполнять решения, принятые самим человеком во славу Божью.
Каждому христианину выпадает при жизни своя собственная «Гефсимания», и каждый христианин должен научиться сказать в ней: "НЕ КАК Я ХОЧУ, но как ТЫ, Отче ".

26:40 И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?
Итак, самые близкие ученики Христа, увы, не смогли быть с Христом духом в его душевной борьбе: сон одолевал их, они не размышляли над предстоящими событиями и гибелью Христа и поэтому не могли поддерживать его в его страданиях. Собственно, подобное поведение - один из скрытых видов отречения от Христа.
Можно себе представить, насколько Иисус был одинок в этом мире, если даже избранные ученики не могли понять и вместить его переживаний.

Почему такое могло произойти с теми, кто претендовал на особую преданность и любовь ко Христу до смерти? Потому, что они не прониклись предстоящим путём Христовым, недопоняли чего-то, не смогли вместить всей ответственности ситуации, расслабили свой разум и не воспринимали страдания Христовы как свои: когда болит зуб - не до сна. Если бы у них болело внутри так же, как болело у Христа - им было бы не до сна.

26:41 бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
Иисус не укорял их в том, что заверяющие в верности до смерти - и часа не смогли побыть с Иисусом, когда он в них нуждался, оставив его.

Но преподал им урок примера духовного засыпания даже при искреннем и старательном нежелании заснуть: виной всему расслабление духа или нежелание сосредоточенно размышлять.
Когда разум напряжённо размышляет - сон не может его одолеть несмотря на усталость и расслабленность плоти. Потому Иисус и разъяснил им причину их засыпания при желании бодрствовать: дух бодр, плоть же немощна – напряжённый разум в состоянии преодолеть сонливость плоти.

Самый эффективный способ бодрствовать и сосредоточенно размышлять - это разговаривать с Богом. Если христианин чувствует, что засыпает духовно, что рвение служить Господу - ослабевает, самое время бороться с сонливостью бодрствованием над Писанием с большим напряжением ума. Так сегодня выглядит разговор с Богом через слово Его Библию: наши молитвенные вопросы к Нему и ответы Его нам - в Писании. Поступая так в моменты «засыпания» есть шанс не заснуть и не оставлять Христа даже на час.

26:42-44 Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.
43 И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.
Итак, Иисус показал ученикам, что делать для бодрствования с ним и снова отошёл поодаль молиться Отцу о помощи выдержать грядущую чашу смерти, ибо она неминуема для сына Божьего: так он сам для себя решил.
Ученики снова заснули: естественное желание спать победило в них желание оставаться со Христом. Иисус снова остался в полном одиночестве со своей ношей принятия жизненно важного решения космического масштаба. Он и Бог. И более - никого, кто мог бы его поддержать.
Христиане, живущие сегодня, также могут столкнуться с полным одиночеством в трудные моменты своей жизни, но они имеют больше помощников на небесах, чем имел Иисус: и самого Иисуса Христа, прошедшего муки своей «Гефсимании», и Бога:

Иисус должен был вести Свою битву один. И это может встретить каждого человека. Человек должен встретить некоторые ситуации и принять решения в страшном одиночестве своей души; иногда все помощники изменяют, а все утешители покидают человека, но в этом одиночестве у нас есть присутствие Того, Кто пережил это и прошел через Гефсиманию (Баркли).
 
44 И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.
Молитва укрепила мужество Иисуса и придала ему сил идти до конца:
Вот для чего служит молитва: в молитве человек преклоняет колена перед Богом, чтобы быть способным стоять прямо перед людьми. В молитве человек (образно) вступает на небеса, чтобы быть способным встать лицом на битву жизни. (Баркли)

26:45,46 Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им: Он разбудил учеников уже не для того, чтобы преподать им урок, а для того, чтобы они не проспали главного события в жизни своего учителя: предательства во исполнение Писания, ведь в дальнейшем им надлежало многое понять о пути страданий Христовых и такие вехи пропускать никак было нельзя ученикам Христовым.

вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников;
46 встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.
Интересно, Иисус сказал о том, что он предаётся в руки грешников, хотя на его «поимку» пришли первосвященники и старейшины народа Иеговы в сопровождении этого самого народа Бога – так называемые «праведники» по сравнению с язычниками.
То есть, к моменту прихода Христа как главы народа Божьего, так и простой народ Божий уподобился язычникам и превратился в грешников, но не обязательно потому, что они нарушали закон Моисеев. А главным образом потому, что они отвергали посланника небес и не стали напрягаться для того, чтобы распознать в нём Божьего Христа.

Матфея 26:47-75 глава. Поцелуй Иуды и отречение Петра.

26:47-49 И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.
48 Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.
49 И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

Итак, грешники в лице первосвященников и старейшин народа Бога в сопровождении этого самого народа, вооружённого до зубов, ночью вышли на Иисуса Христа, словно он собирался отстреливаться и сбежать.


Здесь трудно понять, зачем Иуде понадобилось давать знак именно поцелуем Христа, ведь знак можно было бы подать каким-нибудь другим способом (даже если кто-то из пришедших за ним знал Иисуса в лицо - ночь не давала возможности узнать его в точности, понадобился знак)

Тем и удивительно это желание Иуды непременно поцеловать Иисуса: в этом - изощрённое циничное кощунство, ведь дружеский поцелуй - это символ любви и дружбы. Тем более в словах сопровождения поцелуя «Радуйся, равви!» Чему было радоваться Христу?
Иуда словно бросал вызов Иисусу, дескать, ты - сын Божий, я тебя предаю, я тебя целую и делаю тебе зло, даже не пытаюсь выглядеть любящим, ибо ты знаешь обо мне всё, я жду твоей реакции как сына Божьего, испепели меня, такого вот негодяя, тут же на месте, радуйся, я даю тебе возможность повести себя по-царски прямо сейчас!

Это тоже своего рода искушение по-сатанински для Христа: дьявол, действуя чрез ожесточённого Иуду, снова провоцировал его стать царём прямо сейчас и начать действовать, уничтожая противников в состоянии хотя бы аффекта. Дружеский и искренний поцелуй предателя, по факту человеческого поведения, должен был бы возбудить во Христе искреннее и справедливое негодование: поцеловав Христа, Иуда сделал Христу провокационное предложение поступить неправильно.

26:50 Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.
Но фокус не удался: на вопиющее зло Иуды Христос снова ответил добром:
друг, для чего ты пришел?
И снова Иисус не сделал ничего против воли Божьей, в чём можно было бы дьяволу обвинить Христа. Этим вопросом Иисус не спрашивал Иуду - зачем тот пришёл, ибо знал – зачем. Но ещё раз дал Иуде прочувствовать величину его преступления: ведь до недавнего Иуда назывался другом Христа. А сейчас пришёл с целью предать.
Мог Иуда прекратить участвовать в этом сатанинском спектакле? Уже не мог: он уже "висел" на "крючке" у дьявола, потому и поступал по-сатанински, потому предательство Христа было неизбежным. В этой схватке Иисус, по сути, противостоял дьяволу в облике Иуды.

Ошеломлённый Иуда не дождался ни гнева Христа, не дождался ни его ненависти к себе, но увидел величие Христа, с царственным самообладанием принимающего предательство того, кто обедал с ним за одним столом в качестве близкого человека.
Иуда увидел и
внутреннюю силу Христа, покорно шедшего на смерть, и то, как арестовали сына Божьего, уводя в ночь.

Всё. Иисус был приговорён, Иуда не мог этого не понимать. С этого момента он исчезает с подмостков трагического спектакля как отработанный дьяволом материал, сыгравший свою роль в истории человечества. Его не было ни на суде в качестве свидетеля, ни на казни Христа – он вообще исчез из поля зрения дальнейших событий.

Осознал ли Иуда, ЧТО он сделал? Учтёт ли Бог его последующее раскаяние (Мтф.27:3)? Вряд ли: жертва искупления Христа не могла бы распространиться на грех Иуды, совершаемый дерзкою рукою (Чис.15:27,30). Да и раскаянье Иуды было запоздалым, оно пришло "в точке невозврата": когда ничего уже изменить нельзя, как плач Исава, продавшего своё первородство за похлёбку, а после - даже сильным воплем не сумевшего переменить решение отца(Быт.27:38).

Но всё же, считаем, осталось в Иуде нечто человеческое, ведь он не смог жить себе дальше преспокойно, пиршествуя на деньги цены крови Христа.
Попытка вернуть эти серебряники в сокровищницу храма и самоубийство говорят о том, что он не смог жить с тяжестью своего поступка, мучения совести так или иначе преследовали его и не дали возможности ему пожелать жить дальше после того, как он предал посланника небес.
Сказано было о предателе Господа Христа: «горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» -Мтф. 26:24. Иуда прочувствовал это горе на себе, будучи измученный и истерзанный совестью своею, потерявший радость и смысл жизни, умерший заживо. Да судит Его Бог.

Можно лишь сказать о механизме воздействия дьявола на того, кто дал ему место в себе: Иуда подворовывал и это было духовной брешью, через которую дьявол смог проникнуть в него и манипулировать им примерно так, как Бог манипулировал Саулом и его соратниками, не давая ему убить Давида, а заставляя пророчествовать против их воли, воздействуя на них свыше силою духа Своего -1 Цар.19:20-24.
Дьявол – мощная духовная личность, способная воздействовать на тех, кто не имеет против него духовной защиты. И чем кто-то ближе к Богу, чем выше кто-то поднят Богом во славе – тем проворнее интерес дьявола к нему.

Иуда был апостолом Христа, то есть, стоял на вершине славы поклонника Бога, потому-то и его воровской порок был особенно интересен для дьявола, этот порок был "дверью" входа в Иуду: ну как же, апостол Христов, а дьявольскими делами промышляет,
значит свой! Вот и весь секрет упорства Иуды в нежелании остановиться: доигрался. Болтаясь на крючке у дьявола, с него невозможно освободиться самостоятельно, без помощи Божьей.
Потому и сказано для нас: не давайте МЕСТА дьяволу –Еф.4:27, не позволяйте зацепиться ему за наши согрешения, не играйте с огнём и не попадайте в "точку невозврата" к Богу.

26:51,52 И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо.
52 Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;
Некоторые, опираясь на этот текст, пытаются оправдать участие христиан в так наз. "священных освободительных войнах", в войнах против захватчиков.
Заметим, однако, Иисус сказал здесь о ВСЕХ, кто берёт меч в руки и направляет его против человека, как о нападающих, так и у защищающих. Ученик, кстати, выступил здесь в роли защитника Христа, но, тем не менее, Христос запретил ему использовать меч в качестве орудия защиты или отмщения за нападение.

Как тогда понять фразу
все, взявшие меч, мечом погибнут?
Иисус предупредил о том, что все воинствующие и использующие "мечи" в качестве орудия убийства, как защитники, так и захватчики - в конечном итоге погибнут от меча Иисуса Христа (Откр.19:15,21).
То есть, пусть не думает воин-убийца, что все его преступления останутся безнаказанными.

26:53,54 или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
54 как же сбудутся Писания, что так должно быть?

Тяжело не противиться злому, особенно если имеешь власть и силу ответить. Только понимание высшей цели может помочь: когда понимаешь, ради чего следует действовать вопреки собственным желаниям - тогда легче действовать не как я хочу, но как хочет Бог.

Иисус имел возможность вызвать для себя защиту с небес и ангелы послушались бы его, встав на защиту. Однако Иисус показал, что не мечом надлежит защищать интересы Царства Божьего, как защищают интересы своих царств - земные цари. Исключительно силою духа и верностью Богу до смерти следует защищать в этом мире Царство Божье. Иисус не имеет права защищаться и оказывать сопротивление злу, пророчество о его жертвенной смерти должно исполниться, не он воздвиг такой замысел для человечества, не ему его и отменять.

Вот ещё о чём подумали: Петр 3 года с Иисусом провел и заповеди "не убей", "не воздавай злом за зло", "благословляйте проклинающих вас" ... - хорошо, думаем, знал. Но вот возникла ситуация не теоретическая, в которой ты спокойно обдумываешь, как правильно ответить, а практическая, в которой надо мгновенно действовать. И в такой ситуации проверяется, насколько твои знания и чувства навыком обучены, и насколько ты духом ума своего обновился.
Петр на тот момент еще не был готов подчинить эмоции - духу ума своего и действовал пока что импульсивно. В последствии Петр научился. Предстоит этому и нам научиться чтоб руководствоваться обученным по писанию УМОМ, а не эмоциями.

26:55, 56 В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.
Этот текст подтверждает мысль о том, что Иисуса Христа знали в лицо и у Иуды не было никакой необходимости подавать знак о том, кто же из 11 человек - Христос.

56 Сие же все было, да сбудутся писания пророков. Тогда все ученики, оставив Его, бежали. 
Однако, ученики, услышав, что на него охотятся как на разбойника сами первосвященники и старейшины - учителя храма Божьего - испугались и разбежались врассыпную: но ведь на самом деле, не глупцы же первосвященники, не могут же они, служители Божьи, невинного человека просто так арестовывать?
Вот оно, скрытое отречение от Христа, когда претыкаются на авторитетности славы человеческой и на чужой уверенности в правоте своих действий: так называемый «массовый психоз» оказывает сильное давление даже на крепких в вере.

Большинство людей подчинено «стадному» инстинкту и редко кто способен принимать самостоятельное решение по какому-то вопросу в присутствии как-то действующих масс: вчера вся толпа приходила к нему учиться и исцеляться, а сегодня готова его растерзать.
Но для того, чтобы не пойти случайно за большинством на зло – каждому, кто считает себя христианином, надо научиться самостоятельно обдумывать свои решения, руководствуясь своей, а не общественной совестью.

26:57,58 А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.
58 Петр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова; и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.

Пётр, как и обещал Христу, не убежал от него несмотря на то, что все остальные разбежались. Пётр был очень смелым: отсекая только что ухо противнику Христа, он показал, что готов бороться за учителя один против всей толпы вооружённой охраны. А теперь он сопровождал Христа до самого дома первосвященника, чтобы видеть дальнейший исход событий, понимая, что это опасно. Как видим, Пётр был ревностным в желании не отрекаться от Христа до самого конца.

Баркли: Все другие ученики убежали прочь; не убежал только Петр. В Палестине дома богатых людей строились в форме четырехугольника вокруг открытого, - без крыши, - двора, в который входили двери различных помещений. Войти в такой двор в центре дома первосвященника - это было для Петра все равно, что войти в берлогу льва, а ведь он все же пошел туда. Как бы там эта история ни заканчивалась, она начинается с того, что Петр оказался единственным смелым человеком.

26:59-62 Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти,
60 и не находили; и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля
61 и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.
62 И, встав, первосвященник сказал Ему: [что же] ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют?

Похоже, что первосвященникам трудно было найти приемлемых лжесвидетелей даже при наличии многих желающих, как это ни странно. Это делает им честь: они не желали как попало сфабриковать дело «разбойника» Христа, но желали, чтобы оно хотя бы выглядело правдоподобно и основание для смертной казни было бы хотя бы существенным.
Наконец, им приглянулись двое, кто повторил фразу Христа о разрушении храма Божьего: по крайней мере это была зацепка, ибо покушавшийся на разрушение Божьей святыни заслуживал наказания смертью.
В Синедрионе желали слышать от Христа что-нибудь в оправдание такому серьёзному обвинению.

Синедрион - главный руководящий орган иудеев в Палестине. Он являлся иудейским "верховным судом" или руководящим советом того времени и возник при персидском владычестве. Во времена Н.З. Синедрион состоял из первосвященника как главы, священников, старейшин и книжников - всего 71 человек. Они собирались для судебного заседания каждый день, кроме субботы и других священных дней. Согласно иудейскому закону Синедрион исполнял и гражданское , и уголовное правосудие. Однако в случае смертной казни требовалась санкция римского прокуратора. Но, очевидно, римские правители иногда игнорировали такие инциденты, исходя из политической целесообразности. В случае с Иисусом люди, проводившие слушание дела, были теми же, кто готовил против него заговор.

26:63,64
Иисус молчал. И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?
64 Иисус говорит ему: ты сказал; даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы
(Сильного, Всемогущего, Всевышнего, др.переводы) и грядущего на облаках небесных.
Но что мог сказать Иисус тем, кто не желал на самом деле, чтобы он мог оправдаться и доказать свою невиновность? Объяснять им о том, что он не имел ввиду разрушение буквального храма, а о храме тела своего говорил – было бесполезно, всё равно бы не поняли и обвинили в пустой попытке оправдаться. Нет смысла оправдываться пред теми, кто обвинил в преступлении задолго до того, как решил арестовать и предать смерти.

ты сказал на заклинания первосвященника ответить по вопросу : «Ты ли Христос, сын Божий?» - Иисус отвечает уклончиво, хотя и в этом ответе можно увидеть, что да, он - сын Божий. Ему уже нечего терять, час его наступил, пусть теперь знают, что предают смерти сына Божьего, по крайней мере им придётся принимать решение осознанно.

отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы Здесь согласны с комментарием Женевской Библии:
Иисус говорит о том, как Он вознесется и сядет одесную Отца, что и начинается сейчас – с его унижения и смерти. Иудейские вожди ничего не "узрели". Когда римские солдаты рассказали им о воскресении (28,11-15), а Стефан свидетельствовал, как очевидец, прославление Христа (Деян. 7,56), они так и не поняли, что Тот, Кого они убили, сказал о Себе правду.

26:65,66 Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? вот, теперь вы слышали богохульство Его!
66 как вам кажется? Они же сказали в ответ: повинен смерти.

Такое впечатление, что первосвященнику было вообще всё равно, что ответит Иисус. Его ответ нужен был лишь для того, чтобы соблюсти процедуру обвинения и после ответа обвиняемого вынести решение в богохульстве, ибо именно за богохульство в Иудее предавали смерти. Слова же Христа о том, что удел его - на небесах - никак к богохульству не относился. И тем не менее, первосвященник обратился за поддержкой в справедливости обвинения в богохульстве ко всем членам Синедриона. И глупо было бы думать, что они не поддержали бы это обвинение.

Собственно, очень много было нарушений в ведении судебного дела Иисус а Христа, об этом много написано у Баркли и Лопухина, суть их сводилась к тому, чтобы непременно успеть казнить Иисуса до наступления великой субботы 15 нисана - до дня праздника Пасхи со священным собранием и Богослужением в храме. Желание избавиться от Христа пересиливало их желание соблюдать все судебные процедуры в соответствии с судом Божьим, и нарушение законов Иудеи они считали меньшим преступлением, нежели отсрочку с казнью Христа.

26:67,68 Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам
68 и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

Здесь кратко о том, как издевались в Синедрионе над Христом, желая подчеркнуть его несостоятельность, как сына Божьего, ибо по их представлению сын Божий должен соглашаться играть в их дикие игры и угадывать безошибочно, кто именно ударил его в щёку, кто в него плюнул и т.д.
И Иисус всё это поругание над ним вынужден был терпеть ради того только, чтобы исполнить волю Божью в отношении самопожертвования для человечества, к которому относились и те, кто всласть поиздевался над ним.

Интересен комментарий Баркли к этому моменту:
Ночное заседание началось как судебное разбирательство, а закончилось как неистовая демонстрация ненависти, в ходе которой никто даже не пытался поддерживать видимость непредвзятого судопроизводства.
И до сегодняшнего дня человек, столкнувшийся лицом к лицу с Иисусом Христом, должен либо ненавидеть Его, либо любить Его; должен либо полностью подчиниться Ему, либо стараться устранить Его. Человек, понявший, чего требует Иисус Христос, не может оставаться нейтральным; он становится либо Его слугой, либо Его врагом.

26:69-75 Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином.
70 Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.
71 Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем.
72 И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека. 73 Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя.
74 Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух.
75 И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько.

Отречение Петра. Ситуация, в которой храбрый Пётр, всею душой жаждущий сохранить верность Христу до самой смерти, неожиданно для себя самого трижды отрёкся от Христа, отвечая всего лишь на вопросы служанок о том, был ли он со Христом, когда тот проповедовал - словом «нет».
То есть, явного отречения не произошло, Пётр даже не понял, что отвечая так - он предаёт Христа, и если бы не запел петух - как знать, может, Пётр так и не понял бы своего проступка, настолько завуалированным было его отречение от Христа в такой обстановке нервозности и опасности. Но петух напомнил Петру о предсказании Христа и огорчению его не было предела: такое падение и муки стыда пережить очень трудно.
Однако Пётр не только смог подняться после такого падения, но ещё и об истории своего падения рассказывал как о величайшем примере любви Христа, простившего отречение Петру. Хотя мог бы и скрыть сей постыдный факт.

Баркли: Мы .. знаем, - как рассказывает Папий, - что Евангелие от Марка ничто иное, как письменное изложение того, что проповедовал Петр . И потому мы стоим перед поразительным фактом, что история отречения Петра дошла до нас потому, что Петр сам рассказал ее другим.
Не желая скрыть эту историю, Петр сделал ее важным элементом своего благовествования и сделал это из самых лучших побуждений; ведь каждый раз, рассказывая эту историю, он мог сказать: "Вот так может прощать Иисус. Он простил меня, когда я покинул Его в час самой горькой нужды. Даже более того, Он принял меня с тем, чтобы снова я мог быть полезным". Читая эту историю, мы никогда не должны забывать, что ее рассказал сам Петр о своем стыде, чтобы все люди могли узнать славу всепрощающей любви и очистительной силы Иисуса Христа…

… нельзя смотреть на Петра лишь с презрительным осуждением. Поразительный факт заключается в том, что несчастье, постигшее Петра, могло произойти лишь с человеком героической смелости. После (первого) опознания каждый подумал бы, что Петр сбежит, спасая свою жизнь. Трус, несомненно, как можно скорее исчез бы в ночи, но не Петр, хотя Иисус и ушел за ворота.
Он разрывался между двумя чувствами. В сердце его был страх, побуждающий его бежать прочь; но в его сердце была также любовь ко Христу, удерживавшая его там. У ворот его узнали снова, и на этот раз он начал клясться, что не знал Иисуса. И все же он не уходил. Вот она - отчаянная смелость.

…это любовь придала Петру мужество; это любовь удерживала его там, хотя его и опознали три раза; это любовь заставила его вспомнить слова Иисуса; это любовь погнала его в ночь рыдать; а любовь искупает многие грехи. В конечном счете, эта история заставляет видеть не только трусость Петра, но и его любовь.

МАТФЕЯ главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 




ПИШИТЕ НАМ: Jwanswers@mail.ru